Egle-Elka
Фиялка обыкновенная
Дорогая наша SweetEstel, поздравляю с Днем рождения!!! Желаю, чтобы у тебя все-все было хорошо))
:tort: :wine:

И небольшой подарок)

Название: Музыка ночи
Автор: cabepfir
Переводчик: Egle-Elka
Бета: Bergkristall
Ссылка на оригинал: www.thepetulantpoetess.com/viewstory.php?sid=21...
Разрешение на перевод: отправлен запрос
Жанр: романс/драма
Пейринг: ОЖП/ОМП
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Саммари: Они встречаются в дворцовых подземельях.
Дисклаймер: Переводчику ничего
Комментарии: авторский пейринг СС/ГГ но увидеть его здесь можно только при ооочень большом желании))
Статус: закончен

Они встречаются в дворцовых подземельях. Там, где он готовит приворотные зелья и вытяжки из трав, варит лечебные настои для друзей и яды для врагов.

Чтобы попасть в его жилище, надо пересечь на лодке озеро. И он поет, пока везет ее до берега.

Для ее брата он готовит зелья и планы военных компаний. Многие часы они провели в тронном зале, разложив перед собой карты и расставив макеты армий. Раб обучает ее брата военной науке, которую придумали в его родном Риме. Римляне — хорошие воины.

Для нее же раб поет песни. У него красивый голос — сильный и терпкий, как вино. Она не считает, что все римляне хороши в песнях.

Он поет, потому что она просит об этом. Она всегда просит. И он делит с ней ложе. Потому что она просит.

Ее брата, фараона, раб обучает науке войны. Ее, принцессу, раб обучает науке любви.

Она не знает, что ведет его, — приказ или собственное желание. Никто не знает, что у раба на уме. Его невозможно понять.

И это хорошо, потому что если его вдруг пленят враги, то никогда не узнают о том, что связывает его с фараоном или принцессой.

Но в остальном он мало чем похож на раба. Его язык остер как жало. Раб никогда не стоит за ответом. Ее брат позволяет подобные вольности. Он говорит, что его завораживает вспыльчивый нрав раба. Он римлянин, говорит брат, а они живут в горах, где земля так тверда, что ее не берет плуг. Где вся жизнь — борьба со смертью.

Он не привык к южной учтивости, говорит брат. В Египте верховный правитель — солнце, и люди не противятся его власти. Движения неторопливы, а течение времени неспешно и лениво.

Чужеземец говорит, что солнце раздражает его, нагоняет сон. Он хочет жить в подземельях. Фараон выполняет просьбу, потому что раб ценен и должен быть всегда поблизости.

Раб выбирает ночь и тень. Принцесса предпочитает полдень, ее обмахивают опахалами из павлиньих перьев, пока она неторопливо наслаждается поданым на золотых блюдах виноградом. Она просыпается, когда солнце уже в зените, и весь день проводит лежа на кушетке. И хотя она придерживается размеренного дворцового уклада, в ее жизни есть место не только праздности. К принцессе приходят учителя, и она внимательно их слушает. Она изучает арифметику, астрономию и поэзию. Может говорить на восьми языках — египетском, греческом, латыни, персидском, ливийском, сирийском, арамейском и санскрите. И недавно она начала изучать магию.

Принцесса и раб встречаются в полночь. Фараон ни о чем не знает. Однажды он должен будет взять свою сестру в жены. Ни к чему ему знать о наслаждении, которое она испытывает в объятьях раба. В объятьях римлянина.

А еще чужестранец — маг. Его магия завораживает ее ум и пьянит чувства. Она жадно впитывает его силу, словно иссушенный путник, припавший к источнику воды.

Когда он поет, он господин, а она пленница.

Он поет о синих глубинах Средиземного моря, о преданных надеждах и соблазнах власти. Но никогда он не поет песен и не произносит слов любви. Они оба молчат, между ними лишь привычное притяжение тел и наслаждение. Никто и никогда не смеет говорить дочери Исиды о своей любви.

Возможно, он и римлянин, но выглядит как египтянин. У его кожи оливковый цвет, а глаза и волосы черны, как Нильские воды ночью. Только его нос, большой и крючковатый, напоминает о римских правителях. Его руки могут быть тверды, как гранит, но могут быть и нежны, как ее тончайшие, ничего не скрывающие одежды. Его голос будоражит кровь. Она одурманена чужеземцем, словно зельем.

Фараон и его раб отправляются на войну. Долгие месяцы спустя они возвращаются с победой. Фараон награждает своего главного стратега как никого другого. Золото, дорогие ткани, изукрашенные цветными рисунками папирусы, редчайшие ингредиенты для зелий. Раб пытается отказаться, но его все равно одаривают сверх меры.

Против раба начинают роптать советники. Им кажется, что он шпионит для Рима, замышляет захватить царство Ра.

Между Египтом и Римом заключен договор. Египтяне отдают римлянам пшеницу, а те не приводят на земли Ра своих воинов. Но мало кто верит, что договор не будет нарушен. Все знают, насколько римляне лживы и воинственны.

И однажды одного из советников фараона находят в подземельях мертвым. Яд. Раба бросают в темницу и обвиняют в попытке покушения на жизнь воплощения Ра на земле. Цена измены — смерть.

Ее брат милостив. Он помнит о прошлых заслугах раба и сохраняет ему жизнь. Его лишь лишают всех даров и снова продают. Галера уносит прочь бывшего раба фараона, и принцесса даже не знает, на какой из греческих островов его отправили.

* * *

Проходит год. Солнце не греет, а виноград кислит. Никто больше не поет для нее. Музыка исчезла. Не осталось ничего, кроме звука шагов, эхом расходящегося среди дворцовых колонн.

Когда принцессе одиноко, она спускается в подземелья и переплывает на лодке озеро. Новый придворный чародей, Маккабеус, предпочел расположиться в солярии. Он наблюдает за небесными светилами, составляет гороскопы и предсказывает будущее. Ему не интересны зелья. Комнаты, где работал раб, остались нетронутыми. По ночам принцесса приходит туда и бродит среди странных колб и трубок. Она варит сонный напиток. На самом деле она хотела бы создать зелье у которого будет вкус его кожи, его магии, его голоса. У нее не получается. Раз за разом. Неизбежно.

Приходит день, когда она должна стать женой своего младшего брата, фараона. Церемония продлится семь часов, и семь тысяч гостей будет у них на свадьбе. На кухне день и ночь готовят угощения для пира. Со всего Египта и Средиземноморья прибывают свадебные дары. Из Рима тоже.

В Большом зале блестит золото и переливается эмаль. И статуи богов наблюдают за принцессой, пока десять рабов несут ее к алтарю в отлитом из золота и украшенном драгоценными камнями паланкине. Она едва может поднять веки, отяжелевшие под пудрой из ляпис-лазурита, а ее щеки сияют от растолченных в порошок рубинов.

Но под слоем краски, она бледна и безучастна.

Ее брату только что исполнилось семнадцать. Пришло время для рождения наследника, сына Исиды и Осириса. Ее заранее готовили к этому, но теперь она не понимает, как сможет впустить его в свое лоно. Никто не прикасался к ней после раба.

Жрец произносит нужные слова, и она замужем. Ее никто не спросил.

Брат поднимает украшенную перстнями руку и гладит жену по щеке. Он желает поцеловать ее. Некуда бежать. Вокруг разливается тьма.

Да.

Под золотым потолком клубятся черные облака, и блеск драгоценных камней меркнет. Семь тысяч гостей застыли, время остановись. И только она может двигаться и дышать.

Нет, не только она. Еще один человек.

Тот, кто неторопливо направляется к ней из другого конца зала.

— Прости, что заставил ждать. Меня задержали.

— Тебе не рады в царстве Ра, — ее голос дрожит. — Ты шпион и предатель, раб.

Он показывает ей левое предплечье, на котором больше нет рабского браслета.

— Я был рабом, но выкупил свободу.

— Раб или нет, ты вынуждаешь меня принимать тебя как преступника, а не как гостя. Ты убийца.

— Ты действительно веришь в это? — мягко спрашивает он, и она прикусывает губу. — Я не убивал советника. Он слишком далеко зашел в своих попытках избавиться от меня. Он выкрал яд и выпил, решив, что это божественный нектар.

— Ты неверно подписал сосуды. Я видела это своими глазам. Возможно, ты поступил так со злым умыслом?

— Я должен был либо защитить себя, либо погибнуть от их зависти, — возражает он.

Он преодолевает ведущие к алтарю ступени. Она сжимает руки в кулаки.

— Ты лжец.

— Я никогда не лгал о нас с тобой, — тихо указывает он. — Я вернулся, чтобы служить тебе. Решай, желаешь ли ты последовать за мной?

— Куда? Я — дочь Исиды и не могу покинуть свой дом.

Шаг.

— Пойдем со мной в царство ночи. Ты не покинешь свою страну, более того останешься во дворце. Мы будем жить в подземельях, зачаруем озеро так, что никто не сможет нас найти.

Принцесса отводит взгляд и отворачивается. Корона Египта едва не соскальзывает с ее головы.

— Пойдем со мной, дочь Исиды, и правь ночью, как правит сама Исида.

— Ты просишь меня выступить против моего народа, соединиться с врагом моей страны, — хмурится принцесса.

— Рим всегда побеждает. Твоей стране недолго осталось. Рано или поздно она будет принадлежать Риму.

Принцесса смотрит на заполнивших зал гостей, потом на застывшего рядом брата, и, представив, что будет носить под сердцем его детей, вздрагивает.

— Пойдем со мной, моя госпожа музыки, и я научу тебя, как разлить по бутылкам известность и заварить славу.

— В подземелья? Никогда дочь Египта не будет жить в подземельях, — отвечает принцесса уверенно, и отступает, потому что он подходит все ближе, и она знает, что стоит ему прикоснуться к ней, и она погибла.

— Тогда в Рим, — вздыхает раб, который больше не раб, и берет ее за руку. Он снимает с ее пальца надетое фараоном кольцо и отбрасывает в сторону. — Пойдем со мной, и ты будешь принцессой на моей родине.

— В Риме нет принцев, — она дрожит, прикосновение его пальцев огнем опаляет кожу. — В Риме один правитель.

— Я провел в Риме в рабстве девятнадцать лет, до того как меня купил человек фараона. Но когда-то я был принцем на своей родине, на Альбионе. Помоги мне вернуть трон, — тягучим голосом предлагает он.

— На Альбионе?

Альбион — небольшой остров в северных морях, где люди носят меха, а с неба льет бесконечный дождь. Дикая земля варваров, которая принесла римлянам много бед.

Дочь Исиды неожиданно заинтересована.

— Ты будешь сражаться рядом со мной, моя принцесса. Оставь свою пустую жизнь и узнай, что значит свобода.

Призыв к битве? Долг велит остаться в Египте, но в глубине души она чувствует, что должна противостоять захватчикам и бороться с несправедливостью

Что если в этом дворце под тенью, что дарит прохладу, именно она захватчица?

Что если именно это место настолько ожесточило ее, что она даже не подумала освободить раба, когда могла?

Что если он лжет?

Она сжимает пальцы вокруг ладони бывшего раба, наслаждаясь знакомой силой его магии.

Он делает последний шаг. Ее щеки пылают от жара, что охватил ее изнутри. Бывший раб склоняется, и у нее перехватывает дыхание. А когда она наконец может вдохнуть, то вбирает в грудь его запах с такой силой, что кружится голова.

— Я слышал пророчество, — его дыхание обжигает шею. — Исида и Тэйм* соединятся браком, и потомок Исиды взойдет на престол Альбиона. И будет полноправным правителем не только по праву совести, но и по людским законам. Рим всегда побеждает, но настанет день, когда и он падет.

Искушение велико. Она не верит пророчествам. Новый придворный чародей Маккабеус лишь утомляет ее своими предсказаниями. Но в словах чужеземца она слышит то, чего так долго желала.

— Ты будешь мне петь, — приказывает она, безуспешно пытаясь доказать, что она здесь госпожа, а он лишь слуга.

Он берет ее за подбородок и вынуждает посмотреть ему в глаза. Она, как и всегда, не может отвести взгляда, покоренная силой, сравнимой с сиянием Александрийского маяка, что ведет корабли. Она тает под его прикосновениями и понимает, что снова поддалась чарам.

Он прижимается губами к ее губам, и в тот же миг они исчезают из зала. Фараон и его гости наконец могут свободно дышать и двигаться. Принцессы нигде нет.

Она знает, что будет скучать по солнцу и гроздьям спелого винограда. Озеро, которое они сейчас пересекают, покрыто льдом, а в лесу рыскают странные жуткие твари. Но перед ней огромная неизведанная земля, жаждущая свободы и обновления. Земля, которая постепенно вытесняет воспоминания о закрытом от всего мира дворце на берегу Нила. И каждая ночь наполнена музыкой. Принцесса ни о чем не жалеет. Музыка ночи наполняет ее и дарит корону мира.

@темы: Снейджер, Перевод, Мини